Понедельник, 23 Окт 2017, 09:41
ПРИСАЯНЬЕ - общественно-политическая газета Саянского района
Главная | Каталог выпусков газет | Регистрация | Вход
Меню сайта
Новый сайт
Партнёры
Главная » Статьи » №№13(10026-10028) от 29 Марта 2012 года » Многонациональная россия

ОТ ИСТОРИИ МАЛОЙ – К ИСТОРИИ БОЛЬШОЙ


  Во время поездки в Межово к нам в руки попал удивительный материал. Выпускница Межовской СОШ провела целое исследование и узнала, по каким причинам немцы оказались в далекой сибирской глубинке. В своем очерке Лена не только описала исторические события, но и собрала просто уникальный материал о местных жителях. Сегодня мы публикуем воспоминания одного из старожилов Межово, записанные Еленой Даценко и руководителем работы Татьяной Михайловной Субботиной. 

Я  помню  всех

(воспоминания Елизаветы Вильгельмовны Даценко)

 

  Семья моего деда Якова Линдта жила в селе Деньгоф Бальцеровского кантона Автономной Республики немцев Поволжья. Сейчас место, где они жили, называется село Высокое Красноармейского района Саратовской области. У Якова  был большой кирпичный крытый железом дом, летняя кухня  тоже крытая железом,  сарай под сено, под дрова, амбар под зерно, помещения для скота и большой фруктовый сад. Хозяйство было крепкое, зажиточное. Управляться на таком большом подворье Якову помогал работник по фамилии Франк.

  У Якова  и его жены Екатерины было трое детей: сын - мой отец Вильгельм, 1916 года рождения, дочь Елизавета, 1918 года и дочь Екатерина.

  Елизавета вышла замуж за Гааса. Вильгельм женился на Елизавете Яковлевне Шеллер, 1918 года рождения.   Ещё в Деньгофе у моего отца Вильгельма и  мамы Елизаветы родились трое детей: старшая дочь Ирма, сын Вильгельм  и  я. С дедом Яковом, кроме семьи Вильгельма, жила и семья его дочери Екатерины с мужем Филиппом Краусом  и сыновьями Филиппом, 1935 года рождения, и Виктором, 1938 года. Вскоре после рождения младшего сына Виктора умерла Екатерина Краус, и моя мама кормила сразу двоих детей – моего маленького брата Вильгельма и Виктора. Филипп Краус вскоре женился, забрал Виктора с собой, а его старший сын Филипп так и остался жить с нами. Нас вывезли в Сибирь в 1941 г., мужчин забрали в трудармию. 

  Мы с мамой и бабой Екатериной переехали в Межово. Бабушка сидела дома с нами и немного подрабатывала тем, что шила на заказ любую одежду, стежила очень красивые  одеяла. По-русски она так и не научилась говорить. А моя мама пошла работать в межовский колхоз «Заветы Ленина». Вместе с другими женщинами возила на лошадях горючее к комбайнам, зерно на элеватор в поселок Заозёрный, работала на конюшне, на птицеферме.

  Хотелось бы ещё добавить о родных моей мамы. В её семье Шеллер было три сестры и два брата. Их тоже в 1941 году выселили из Поволжья. Одна сестра оказалась в деревне Кандыга Рыбинского района, вторая – в селении Усть-Барга Рыбинского района, третья попала в Казахстан, а братья – в Боград…

  Жили мы в небольшом домике по улице Комсомольской. Помню, что у нас в доме ребятишки иногда били окна, но я думаю, что было это не столько от ненависти, сколько от обычного мальчишеского хулиганства. В школе меня никто не обижал и не дразнил, относились ко мне хорошо. Мы все дружили  между собой, вместе играли.

  На Пасху мы, «низовские», брали дома крашеные яйца и шли на гору. Там катали яйца, бегали по березняку, играли. У взрослых никаких праздников, тем более религиозных, не было: в колхозе работали каждый день.

  День Октябрьской революции 7 ноября праздновали очень торжественно. Обязательно в клубе вечером собиралось всё село, сначала была лекция, потом выступали ветераны-фронтовики, отмечали передовиков, дарили им подарки. Потом был большой концерт».

  В 1952 году из трудармии вернулся наш отец Вильгельм, и мы вновь стали жить вместе. Но испытания на этом не закончились. Вплоть до 1956 года все немцы стояли на спецучете. Нам регулярно надо было отмечаться в комендатуре, запрещался выезд за пределы Межово. Нельзя даже было съездить на базар, чтобы продать то зерно, которое мы получали в колхозе на трудодни. Продать зерно нам всегда помогал местный житель Гаврила Васильевич Шаповал. Он отвозил зерно на базар, продавал его и привозил деньги. Я до сих пор с благодарностью вспоминаю этого человека.

  Вот так наша семья  Линдт оказалась в Межово и прожила здесь  долгие годы. И хотя многие из насильно привезённых сюда немцев позже уехали, мы остались жить в Межово.           

  Я вышла замуж за Василия Давыдовича Даценко, у нас  родилось трое детей: Виктор, Владимир и Сергей. Все они тоже остались жить в Межово, женились, у них родились дети – пять наших внуков.           (АП)

Категория: Многонациональная россия | Добавил: ПРИСАЯНЬЕ (30 Мар 2012)
Просмотров: 229 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск по сайту
Агинское
Copyright MyCorp © 2017